Награждать, а не наказывать | Экспертный совет по заповедному делу

Светлой памяти Д.В.Житенёва – замечательного охотоведа, журналиста, публициста и природоохранника.

«Награждать, а не наказывать» – так заканчивалась статья Д.В.Житенёва «Охотинспектор и браконьер», опубликованная в  журнале «Охота и охотничье хозяйство», в № 10 за 1982 год: http://file.magzdb.org/ul/1293/№%2010-1982.pdf. В ней Дмитрий Валерьянович  изложил обширную подборку историй трагической  гибели от рук браконьеров тех, кто по долгу службы охраняет дикую природу (сотрудников госохотнадзора и рыбоохраны, общественных охотинспекторов, работников служб охраны заповедников и заказников), а также попыток сделать «крайними» этих «беззащитных защитников», привлекая к уголовной ответственности за вынужденные действия при задержании вооружённых браконьеров.

Поводом к написанию этой статьи послужил  инцидент в Воронежском государственном заповеднике, который многим природоохранникам известен как «Дело Н.М.Комова».  Тогда, осенней ночью 1981 года, патрульная группа заповедника обнаружила большую (на трёх машинах) группу браконьеров, осуществляющих незаконную охоту из-под фар.

Николай Митрофанович Комов. Фото 1970-х годов. 

При попытке их задержания водители двух машин пошли на прорыв. При этом одна из них ударом кузова сбила с ног общественного инспектора В.Юшманова,  другая – предприняла попытку наезда на общественного инспектора С.Аксёнова. В этот момент старший патрульной группы, охотовед (так официально тогда называлась его должность) Воронежского заповедника Н.М.Комов дважды выстрелил из служебного карабина «Медведь» по скатам браконьерского УАЗа. Однако (уж так получилось)  пуля пробила кузов и попала в шофёра. Раненый, он был доставлен в больницу, где через восемь дней скончался от сепсиса (оказался аллергиком к примененным лекарственным препаратам). 

Дополнительный трагизм в эту историю внесло выявленное вскоре обстоятельство – второй УАЗ, скрывшийся с места происшествия, принадлежал Усманскому райкому КПСС (сегодня многие из тех, кому не довелось жить в советские времена, смутно представляют – что значила для любого района страны подобная структура). Огласка этого факта имела последствия – дело о ночном браконьерстве быстро спустили на тормоза, зато возбудили дело против Н.М.Комова. Ему предъявили обвинение в убийстве по неосторожности и превышению служебных полномочий, что в целом грозило лишением свободы на срок до 10 лет.

Надо отметить, что вышестоящие природоохранные организации не выразили ярко выраженного желания заступиться за охотоведа. В Главохоте РСФСР сослались на ведомственные аспекты – мол, кабаны на прилегающих к заповеднику полях, конечно наши, а вот сам заповедник – у Главприроды Минсельхоза СССР и вам – туда.

В Главприроде спинным мозгом почувствовали политический аспект – райком партии, знаете, поминается всуе, да ещё и человека убили, в общем дело – скользкое, да и как известно – у нас следственные органы во всём разберутся.

Дирекция Воронежского заповедника, несомненно сочувствуя Комову, на рожон тем не менее особо не лезла – мол, начальству виднее.

Центральная усадьба Воронежского заповедника.

Так, охотовед Н.М.Комов остался один на один с Фемидой районного масштаба. Усердию последней дополнительный стимул придавал ропот в народе – это что же такое, из-за паршивого кабана застрелили человека. Над Комовым «тучи зависли косыми сетями», из знаменитой смотровой башни центральной усадьбы заповедника стал проглядываться Магадан. И тогда общественный инспектор, студент С.Аксёнов (в дальнейшей жизни – многолетний сотрудник Воронежского заповедника) рванул в Москву искать поддержки и справедливости.

Замечу, что Сергей Аксёнов был не просто студентом-биологом, а ещё и командиром студенческой дружины по охране природы Воронежского университета – то есть принадлежал к корпоративному братству ДОПов — знаменитых в те годы студенческих дружин по охране природы. И он имел представление, где искать поддержку.

Я хорошо помню, как вместе с приехавшим в Москву Аксёновым, активисты и лидеры ДОП биофака МГУ им.Ломоносова и ДОП МГПИ им.Ленина, всю ночь, в большой квартире командира ДОП биофака Аниты Берг, составляли письмо на имя председателя Комитета партийного контроля при ЦК КПСС, члена партии с 1915 года А.Я.Пельше и разрабатывали план дальнейших действий. Причём небезуспешный опыт  обращения в аппарат Пельше по антибраконьерской тематике уже был в нашем активе, да и план действий оказался также не слабым. Во всяком случае, служители Фемиды в г.Усмань Липецкой области, где начался судебный процесс по делу Комова, смогли это ощутить.

К началу суда большую часть мест в зале заняли работники заповедника и многочисленный десант активистов студенческих ДОПов из ряда городов страны. На процесс прибыл и Д.В.Житенёв, в качестве общественного защитника – известный биолог и наставник воронежских студентов Л.Л.Семаго,  но самое главное – в зал зашёл уверенный в себе мужчина лет 50, предъявил командировочное удостоверение от столичной газеты, по-хозяйски расположился, вытащил из портфеля кассетный магнитофон и приготовился слушать… Василий Михайлович Песков, корреспондент «Комсомольской правды» (популярнейшего издания и органа ЦК ВЛКСМ), известный на всю страну телеведущий, орденоносец, лауреат Ленинской премии, звезда советской журналистики. Желающих полемизировать с московским гостем в зале не нашлось, однако процесс не начинался пару часов – чувствуется, кто-то накручивал диски телефонов, звонил вышестоящему начальству, обрисовывал ситуацию, консультировался – но всё как-то безрезультатно. 

И всё время судебного заседания (а оно длилось три дня) В.М.Песков тщательно фиксировал весь объём нестыковок, изворотливости и откровенного  вранья, изобиловавшего в показаниях горе-охотников. А так же – изначально предвзятую позицию стороны      обвинения, в том числе игнорировавшую всё, что было озвучено  в зале суда.

Страждущие услышать в  последний день обвинительный приговор тогда потерпели фиаско.

А В.М.Песков по итогам этого процесса опубликовал в «Комсомольской правде» большую, двухчастную статью «Выстрелы ночью» — пожалуй, самую пронзительную газетную публикацию на тему борьбы с браконьерством, которую мне довелось прочесть за свою жизнь.

12 лет спустя, по роду службы, я посетил Воронежский заповедник, где уже лично и познакомился с Николаем Митрофановичем Комовым. Все предшествующие годы, равно как и долгие последующие, до окончательного ухода на пенсию (дай Бог ему здоровья), он продолжал работать в охране Воронежского заповедника, возглавляя оперативную группу, располагая служебным оружием, оставаясь грозой браконьеров, с неизменной теплотой вспоминая, как солидарность природоохранного сообщества предотвратило казавшуюся неизбежной чудовищную несправедливость по отношению к профессионалу, стоявшему на страже заповедной природы.

Подробности дела Н.М.Комова невольно всплыли в памяти на фоне событий, развернувшихся с осени прошлого года в Мухоршибирском районе Республики Бурятия. Именно здесь расположен федеральный заказник «Алтачейский».

Косули в заказнике «Алтачейский» Фото С.Красикова.

Управление этим федеральным заказником возложено на ФГБУ «Байкальский государственный заповедник». Надо отметить, что в стране – 60 федеральных заказников, но лишь единицы из них отличаются столь высокой численностью зверя на фоне налаженной и высокоэффективной службы охраны. Это – прямая заслуга дирекции ФГБУ «Байкальский госзаповедник» и инспекторского состава, закрепленного за заказником. И ключевые фигуры здесь –  старший госинспектор Красиков Сергей Гурьянович и его сыновья, дипломированные биологи — охотоведы, старший —  Сергей и младший – Александр.

4 октября 2020 года в заказнике «Алтачейский» государственными инспекторами – штатными работниками Байкальского заповедника была задержана группа нарушителей в   количестве пяти человек (жители г.Улан-Удэ — Милохов А.В., Афанасьев В.К., Рандин С.М., Бухольцев А.А., Русин С.А., имелся и шестой фигурант, но ему удалось скрыться с места и его личность не была установлена), которые передвигались на автомобиле УАЗ под управлением Милохова А.В. и производили незаконную охоту, отстреляв двух косуль (владелец оружия — Русин С.А.). В ходе задержания была предпринята попытка сбить автомобилем участкового госинспектора Красикова С.С., в результате  тот получил травмы (медики диагностировали перелом третьей лучевой кости руки и лёгкое сотрясение мозга). Иными словами — в отношении Красикова С.С., являющегося должностным лицом,  применено насилие, опасное для жизни и в результате которого его здоровью причинен вред. Такие действия содержат признаки преступления, предусмотренные статьей 318 УК РФ.

В тот же день, 4 октября, дознавателем ОМВД России по Мухоршибирскому району возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 258 УК РФ (незаконная охота, с применением транспортного средства, с причинением крупного ущерба, совершенная на особо охраняемой природной территории, причём – организованной группой лиц). 1 декабря 2020 года постановлением прокурора Мухоршибирского района дело о незаконной охоте  изъято из производства ОД ОМВД России по Мухоршибирскому району и передано для организации расследования в Мухоршибирский СО СУ СК России по Республике Бурятия.  По имеющейся информации, дело это готовится к передаче в суд.

Владелец оружия (и стрелок по косулям)  Русин С.А. 25 февраля добровольно оплатил причинённый ущерб – 80 тысяч рублей. И правильно сделал – на суде зачтётся. И вообще,  у браконьеров в связи с этим возбуждённым делом причин особо паниковать не было – вряд ли жизнь поломают, вряд ли – свободы лишат. Потому как суды в России обычно весьма щадяще подходят к осуждению граждан за незаконную охоту (по статье 258 УК) – ну, уголовный штраф приемлемого размера, ну, лишение свободы условно.  Тем более, когда дело не имеет широкой огласки. А её бы и в этом случае не было, если бы – не последовательная и принципиальная позиция  ФГБУ «Байкальский государственный заповедник». 

Дело в том, что ещё 7 октября 2020 года руководством заповедника было заявлено ходатайство в Прокуратуру Мухоршибирского района о возбуждении дела в соответствии с ч. 2 ст. 318 УК РФ о причинении вреда здоровью Красикову С.С.
6 октября – 5 ноября 2020 года Мухоршибирским межрайонным следственным отделом СУ СК России по Республике Бурятия проводилась проверка по факту применения насилия в отношении участкового госинспектора Красикова С.С. В результате проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в действиях подозреваемого Милохова А.В. признаков преступления. В дальнейшем Прокуратурой Мухоршибирского района в удовлетворении жалобы заповедника об отмене упомянутого постановления Мухоршибирского СО СУ СК России также отказано.

1 декабря 2020 г. в Прокуратуру Мухоршибирского района заповедником направлена жалоба на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в действиях подозреваемого Милохова А.В. признаков преступления.  В дальнейшем соответствующее обращение направлено в Прокуратуру Республики Бурятия.

17 февраля 2021 года Прокуратурой Республики Бурятия в прокуратуру Мухоршибирского района направлено требование о проведении проверки на основании обращения заповедника.  И, в тот же день   Мухоршибирским межрайонным СО СУ СК России по РБ возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 статьи 286 УК РФ в отношении участкового госинспектора Красикова С.С. (причём соответствующая информация получена заповедником лишь 05.03.2021 г.).

То есть – дело по факту наезда автомобиля на государственного инспектора возбуждено за 4,5 месяца так и не было – подумаешь, мелкое ДТП, инспектор жив, особо не покалечен, работа у него такая. А вот насчёт самого инспектора, районные правоохранители подумали – подумали —  и уголовное дело возбудили — превышение  должностных полномочий, попался голубчик… Не покидает ощущение, что сделано это было для острастки — больно уж настойчиво Байкальский заповедник требовал справедливости, ну так вот она, будете знать … Замечу, что в постановлении о возбуждении уголовного дела вовсе не было  отражено, что «пострадавшие» являются обвиняемыми по уголовному делу, связанному с незаконной охотой.

Данная новость получила огласку – и вызвала взрыв возмущения у всех, кто  неравнодушен к проблематике заповедного дела и судьбам людей, стоящих на страже дикой природы и ведущих реальную борьбу с браконьерством.

Это возмущение выплеснулось на страницы соцсетей и средств массовой информации. В поддержку Сергей Красикова выступили известные блогеры. Петиция, созданная  на change.org,  в защиту государственного инспектора по состоянию на 24 марта превысила 115 тысяч подписей. В адрес руководства Генеральной прокуратуры и Следственного комитета направил обращения ряд общественных природоохранных организаций. Выступили в поддержку Сергея  и известные политики,  депутаты  Государственной Думы —  Н.С.Валуев (в числе первых), Н.Р.Будуев, Н.П.Николаев, В.В.Бурматов. Не остался в стороне и глава Республики Бурятия А.С.Цыденов. Озабоченность выразил полпред Президента России в Дальневосточном федеральном округе Ю.П.Трутнев, чёткую позицию в этой истории обозначил и глава Минприроды России А.А.Козлов:

«Мы полностью поддерживаем инспектора. Если человек, представляя профессию, сделал всё возможное, пострадал, а сейчас по каким-то причинам находится под преследованием, то мы же понимаем, что угроза не только конкретно ему, но и самой системе. Мы не должны предавать наших инспекторов». 

И результаты всего этого масштабного резонанса уже заметны.

Вот, 16 марта, старший следователь первого отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления по Республике Бурятия СК РФ уведомил ФГБУ «Байкальский государственный заповедник», что принято решение о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ, по факту применения насилия к участковому государственному инспектору природного заказника «Алтачейский» Красикову С.С. 

Экая незадача для правоохранителей Мухоршибирского района, месяцами стоявшими стеной, прикрывая участника браконьерской охоты, совершившего наезд на инспектора  – оказывается, основания для возбуждения уголовного дела всё-таки нашлись!

Дело о же превышении Красиковым С.С. полномочий было  возбуждено исключительно на основании показаний задержанных им лиц (неоднократно потом их менявших).

Федеральный закон наделяет госинспекторов, осуществляющих надзорную деятельность на ООПТ, значительными полномочиями. В их числе – использование оружия и спецсредств, принудительная остановка и досмотр транспортных средств, задержание нарушителей, в т.ч. с применением физической силы.

В тот день (а точнее – в ночь) Сергей Красиков, с очевидным риском для жизни, встал на пути браконьерского УАЗа, водитель которого не выполнил команды остановиться и слепя инспектора фарами резко двинул машину на него. От удара инспектор попытался уйти (и всё- таки получил его по касательной), по радиатору автомобиля выстрелил (и результат был – УАЗ замедлил ход).

Из машины стали выскакивать люди  – и кинулись в ночь (владелец оружия – с оружием, не бросил, сразу видно – бывалый охотник), Сергей и подоспевшие коллеги – как положено, за ними, такая уж работа. Задержали пятерых.

Часть показаний этих граждан просочились в прессу, из них можно сделать вывод, что задержанные испытали большой психологический стресс, что вызвало некоторые провалы памяти.  Так, цель поездки (а затем и заезда на территорию заказника) они помнят хорошо – помочь сельским родственникам, в т.ч. забить бычка – для того, разумеется, и взяли охотничий карабин, посмотреть в лесу подходящие места для заготовки дров (они ведь ночью заметны лучше), попить чаю, справить нужду (ну это вообще – святое, ради этого не грех и в заказник основательно вклиниться). А про убиенных косуль (в т.ч. про лежавшую в салоне) особо не помнят, тут просто пелена.  

Зато хорошо помнят, как вооруженный Красиков внезапно напал на машину, выскочив из кустов (про то, что место было открытое – не помнят), что при задержании избивал их (один — нескольких здоровых мужиков, причём тот самый случай – когда «одной левой» — правая-та травмирована, Стивен Сигал нервно курит в сторонке). А по одному из бедолаг,  пожелавших в заказнике справить нужду, даже произвёл выстрел, попав пулей в ботинок (пулей из гладкоствольного ружья, Карл, в ботинок!).

Не берусь предсказывать,  произведёт ли на кого впечатление вся эта богатая версия, но полагаю, что у тех, кому приходилось на профессиональной основе работать в сфере борьбы с браконьерством, она вызывает глубокий сарказм.     

Правда, впечатление производит предельное смирение пострадавших граждан: они не только безропотно перенесли всю эту экзекуцию, но и вспомнили о ней лишь месяца через четыре:  когда для их соратника – водителя УАЗа дело запахло жареным.

Что же касается дела в отношении самого госинспектора С.С.Красикова, то оно передано для дальнейшего рассмотрения в центральный аппарат Следственного комитета Российской Федерации.   

Мне посчастливилось два года назад посетить заказник «Алтачейский», полюбоваться богатством его дикой фауны, познакомиться и с С.Г.Красиковым,  и с Сергеем Красиковым-младшим.

С С.Г.Красиковым и директором Байкальского заповедника В.И.Сутулой.

И лишний раз готов подтвердить:  участковый государственный инспектор Красиков С.С. – один из самых квалифицированных и преданных делу охраны природы работников федеральной системы особо охраняемых природных территорий, его имя и профессиональная деятельность хорошо известны в нашем «заповедном» сообществе.

С.С.Красиков устанавливает «фотоловушку».

И хочется верить, что дело о браконьерской охоте 4 октября прошлого года, повлекшей нанесение ущерба животному миру  федерального заказника  и сопряженной с действиями, несущими угрозу жизни и здоровью  государственного инспектора, завершится торжеством законности и справедливости.

А ещё хотелось бы надеяться, что эти резонансные события вокруг федерального заказника «Алтачейский»  лишний раз привлекут внимание государственных мужей к злободневным проблемам поддержки и социальной защиты должностных лиц,  работающих на ниве охраны заповедных территорий (а равно и охотничьих угодий). Проблемам известным, более чем очевидным, но остающимся нерешёнными на протяжении многих десятилетий.

Автор — Всеволод Степаницкий

Источникhttps://v-stepanitskiy.livejournal.com/16373.html