Самое время вспомнить о первом российском заповеднике | Экспертный совет по заповедному делу

11 ЯНВАРЯ, В ДЕНЬ ЗАПОВЕДНИКОВ (И – НАЦИОНАЛЬНЫХ ПАРКОВ) САМОЕ ВРЕМЯ ВСПОМНИТЬ О САМОМ ПЕРВОМ РОССИЙСКОМ ЗАПОВЕДНИКЕ.
Тем более, что даже Баргузинский заповедник таковым не был.

Эта памятная дата получила название  «День заповедников» (а потом –  и национальных парков) с лёгкой руки журналистов, после того, как 11 января 1997 года в  Москве, на Пушкинской площади,  Центр охраны дикой природы и WWF России провели публичную акцию,  посвященную 80-летию создания Баргузинского государственного природного  заповедника.

11 января 1997 г. Москва, Пушкинская площадь. Профессор Н.Н.Воронцов и чл.-корреспондент РАН А.В.Яблоков участвуют в акции, посвященной 80-летию создания Баргузинского заповедника.

Официального же праздничного дня, посвященного системе особо охраняемых природных территорий, в России установить до сих пор так и не удалось, несмотря на неоднократные инициативы природоохранников. А стоило бы…

Но событие, происшедшее в этот день на закате Российской империи, навечно вписано в историю отечественного заповедного дела.

РОВНО 105 ЛЕТ НАЗАД, 11 января 1917 года  по новому стилю (т.е.29 декабря 1916 г. по старому стилю) актом Правительствующего Сената создан Баргузинский заповедник, успешно функционирующий и в наши дни.

Отдавая дань памяти организаторам Баргузинского заповедника,  приведу строки О.К.Гусева из его книги «Священный Байкал»:

Олег Кириллович Гусев (1930 — 2012), зоолог, охотовед, профессионал и подвижник заповедного дела, журналист, многолетний главный редактор журнала «Охота и охотничье хозяйство», председатель Байкальской комиссии Всероссийского общества охраны природы.

«В организации первых заповедников России выдающаяся роль принадлежит Анатолию Алексеевичу Силантьеву. Работая старшим специалистом Департамента земледелия по прикладной зоологии и промысловой охоте, А. А. Силантьев при участии Н. А. Смирнова и А. А. Бялыницкого-Бирули подготовил ряд важнейших документов, и прежде всего «Проект обследования соболиных районов России в 1913—1915 годах» и «Проект изучения соболя, как объекта промысла и обследования соболиных промысловых районов России».

Для осуществления этих проектов были снаряжены три соболиные экспедиции: первая, руководимая Г.Г.Доппельмаиром, на Байкал, вторая — в Саяны под начальством Д.К.Соловьёва, третья, под руководством С. В. Керцелли, на Камчатку.

Д. К. Соловьёв писал: «Экспедиции эти намечены были первыми в целой серии подобных работ и по масштабам своим, научному подходу к делу и чисто промыслово-хозяйственному уклону являлись начинаниями единственными в своём роде не только у нас, но и за границей«.

Соболиные экспедиции 1914—1916 годов, подобно знаменитым академическим экспедициям XVIII столетия, стали достоянием истории. Опыт их работы — блестящий образец исследований по организации заповедных земель. Баргузинская и Саянская экспедиции приступили к полевым работам в 1914 г., Камчатская — осенью 1916 г. Труды экспедиций «Саянский промыслово-охотничий район и соболиный промысел в нём» и «Соболиный промысел на северо-восточном побережье Байкала» увидели свет в 1920 и 1926 годах.»

Анатолий Алексеевич Силантьев (1868-1918), основоположник русской школы охотоведения 

В Баргузинской экспедиции, кроме руководителя, принимали участие К.А.Забелин, 3.Ф.Сватош, А.Д.Батурин и Д.Н.Александров. Из-за начала войны с Германией и тяжёлых семейных обстоятельств Д. Н. Александров, едва начав работу, вынужден был покинуть экспедицию. Г.Г.Доппельмаир после учреждения заповедника вернулся в Петроград, а А.Д.Батурин уехал на Дальний Восток. К.А.Забелин и 3.Ф.Сватош остались в заповеднике и навсегда связали с ним свою судьбу.»

Ключевым итогом Баргузинской соболиной экспедиции явилось создание Баргузинского заповедника.  Вернувшись после создания Баргузинского заповедника в Петроград, Г.Г.Доппельмаир получил многочисленные поздравления в связи с успешным завершением экспедиции, его доклад о работе по организации Баргузинского заповедника был удостоен малой серебряной медали Русского Географического общества.

Георгий Георгиевич Доппельмаир (1880 -1952), руководитель Баргузинской экспедиции, в дальнейшем — доктор биологических наук, профессор, классик отечественной охотоведческой школы.

Баргузинский заповедник стал первым заповедникомв истории России, созданным актом центрального органа государственной власти.

Баргузинский заповедник стал первым заповедником в истории России, созданным в соответствии с принятым ранее (и   первым в истории страны) специальным правовым актом, регламентирующим порядок создания и функционирования заповедников  — «ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ПРАВИЛ ОБ ОХОТНИЧЬИХ ЗАПОВЕДНИКАХ»  (опубликован в издаваемом при Правительствующем Сенате «Собрании узаконений и распоряжений Правительства», № 304 (отдел первый, ст.2396) от 30 октября 1916 года).

Но эти обстоятельства не сыграли сколь-либо определяющей роли в дальнейшей судьбе Баргузинского заповедника.  22 ноября (т.е. 5 декабря по новому стилю) 1917 года Совет народных комиссаров РСФСР отменил все ранее принятые российские  законы, «противоречащие декретам ЦИК Советов, декретам рабоче-крестьянского правительства, а также программе-максимум РСДРП».
Деятельность Баргузинского заповедника в последующие 9 лет определялась исключительно решениями местных органов Советсткой власти.  И, в конечном итоге, Баргузинский заповедник был повторно «учреждён» постановлением Совнаркома РСФСР от 4 января 1926 года. Этому, кстати,  способствовали и статьи Г.Г. Доппельмаира о заповеднике, опубликованные в различных источниках, а также его докладные записки и обращения в правительство.

Однако Баргузинский заповедник в эти тяжелейшие послереволюционные годы сохранился и выжил. Это, безусловно, стало возможным в силу конструктивной позиции местных властей, но, в первую очередь – благодаря исключительной силе духа и подвижничеству его организаторов, первых сотрудников и руководителей – Константина Алексеевича Забелина и Зенона Францевича Сватоша.

К.А.Забелин (1885 — 1934)                            З.Ф.Сватош (1886 — 1949)                                           К.А.Забелин и З.Ф.Сватош. 1915 год.

Судьба же  другого заповедника, Саянского, также созданного в ходе вышеупомянутых соболиных экспедиций,  оказалась трагичной  — а ведь этот заповедник  и следует называть самым первым в России (он имел слово «заповедник» в своём титульном названии,  был создан стараниями уполномоченной общегосударственной структуры и финансировался центральным правительством).  

Дело в том, что и вторая экспедиция Департамента земледелия,  Саянская, тоже завершилась достаточно успешно. Руководителем  этой экспедиции был  Дмитрий Константинович Соловьёв – классик  российской охотоведческой школы, ученик и последователь основоположника отечественной школы научного охотоведения А. А. Силантьева, видный теоретик и практик заповедного дела.

                Дмитрий Константинович Соловьёв (1886 — 1931)

Несмотря на все трудности, усилившиеся начавшейся Мировой войной, экспедиция с успехом справилась со своей задачей, проработав около 20 месяцев (с июля 1914 года). В феврале 1917 года «Труды» экспедиции были подготовлены к печати (однако увидели свет они только в 1920 году).

Ближайшим помощником Соловьёва при обследовании Саян был студент лесного института В.И. Белоусов, который ещё в 1912 г. совершил длительную поездку в Пермскую губернию, разработав первый в России проект организации государственного соболиного заповедника «Матвеевская парма» в истоках рек Колвы и Лозьвы.

    Валериан Иванович Белоусов (1891 — 1938)

Основную территорию Саянского заповедника выбрали в пределах нынешнего Нижнеудинского района Иркутской области, охватив также восточную часть Курагинского района Красноярского края. Здесь расположен мощный горный узел, откуда берут начало как притоки Енисея (рр. Кан, Агул, Казыр, Кизир), так и реки Тагул, впадающей в р. Бирюсу (Оку) системы Ангары. Важным доводом для заповедания послужила отдаленность этой территории, отсутствие здесь постоянного населения. Привлекала и удивительная живописность этой части Восточных Саян, наличие больших горных озер (Агульское, Медвежье и др.).

«Как памятник девственной природы, — писал Д. К. Соловьёв, — Саянский заповедник, благодаря чрезвычайно разнообразному и красивому ландшафту и сочетанию самых различных представителей флоры и фауны, которые сохранятся в нем в нетронутом виде на неопределенное время, будет иметь большую ценность в научном и просветительном отношениях для будущих поколений».

28 мая 1915 года постановлением Иркутского генерал-губернатора проектируемая под Саянский заповедник территория на основании статьи 27 Лесного устава (1905 г.) «была изъята из пользования населения…» и объявлена владением казны. В том же году Департамент земледелия ассигновал 1795 руб. на охрану заповедника, и три стражника поселились в зимовьях на северной границе проектируемого заповедника. После того как работы экспедиции закончились и границы заповедника были окончательно выяснены, на состоявшемся 25.02.1916 г. при Департаменте земледелия совещании получило одобрение предложение об организации Саянского соболиного заповедника в Енисейской губернии. План его организации приняли без изменений, и на его осуществление ассигновали 22,7 тыс. руб. 1 мая 1916 г. заведующим Саянским заповедником был назначен участник экспедиции Август Гансович Лепп.

Увы, Саянский заповедник не пережил лихолетья Гражданской войны и к 1920 году прекратил свое существование.

Возрожденный же фактически заново (на площади 1 200 000 га) постановлением Совнаркома РСФСР от 20 августа 1939 года, Саянский заповедник был ликвидирован 12 лет спустя в ходе печально известного «первого разгрома» отечественных заповедников. Сегодня на части бывшей его территории (133 тыс. га) расположен федеральный заказник «Тофаларский» (Иркутская область).

Дмитрий Константинович Соловьёв ушёл из жизни после продолжительной болезни, в августе 1931 года, в неполные 45 лет. Представляется, что лучшим памятником ему могло бы стать создание национального парка «Саянский», в границах Иркутской области и Красноярского края, на значительной части бывшего (созданного дважды и дважды ликвидированного) Саянского заповедника (разумеется, включая и  потенциальное заповедное ядро  этого  национального парка — федеральный заказник «Тофаларский»), на территории, имеющей исключительное значение для сохранения биологического и ландшафтного разнообразия Восточной Сибири.

Автор — Всеволод Степаницкий

Ссылка на источник