140 лет со дня рождения Н.Н. Подъяпольского | Экспертный совет по заповедному делу

17 мая 1883 года в г. Вольске Саратовской губернии родился Николай Николаевич Подъяпольский – замечательный натуралист, природоохранник и подвижник заповедного дела.

В 1909 году Н.Н. Подъяпольский окончил агрономическое отделение Киевского политехнического института и стал работать помощником лесничего в Киевской губернии. В 1910 году он уезжает на Волгу, в Астрахань, продолжив работу по специальности. В Астрахани он знакомится с В.А. Хлебниковым, М.И. Турпаевым и другими активистами Петровского общества исследователей Астраханского края, с 1915 года добивавшихся создания заповедника в дельте Волги.

5 июня 1918 года, через 4 месяца установления в Астраханской губернии советской власти, коллегия Губернского комиссариата народного образования заслушивает и одобряет доклад заведующего отделом высшей школы Н.Н. Подъяпольского об организации двух заповедников – в дельте Волги и в районе солёных озёр. Губкомнаробраз командирует Подъяпольского в Москву, в Наркомпрос РСФСР для доклада о планах по создании в Астрахани государственного университета и – об организации заповедников. Доклад получил поддержку, Наркомпрос направляет в Астрахань своего представителя Р.А. Ивнева, который вместе с Подъяпольским и Хлебниковым осматривают участки, запланированные под заповедники. И в январе 1919 года Н.Н. Подъяпольский вновь направляется в Москву где и происходит его знаменитая встреча с председателем Совета Народных Комиссаров РСФСР Ульяновым-Лениным.

Эпизод, связанный с визитом Н.Н. Подъяпольского к Ленину, носит определенный трагикомический окрас и демонстрирует зарождение махрового бюрократизма в молодом аппарате Советского государства.

Вот что вспоминал по этому поводу сам Подъяпольский:
«Утром 16 января я, делегат Астраханского губисполкома, был принят Анатолием Васильевичем Луначарским на его квартире в Потешном дворце Кремля. Я обратился к народному комиссару просвещения с целым рядом вопросов, касавшихся культурной работы в Астраханском крае, только что вошедшем в состав РСФСР. Среди этих вопросов был, между прочим, проект Астраханского университета и о создании в крае двух крупных заповедников: дельтового в устьях Волги и солонцово-степного в районе великих соленых озер. Выслушав меня, Анатолий Васильевич продиктовал тов. Петровой, работавшей тогда в качестве его стенографистки, машинистки и личного секретаря, следующую поразившую меня записку: «Дорогой Владимир Ильич! Прошу Вас принять и выслушать тов. Подъяпольского, крупного советского работника из Астрахани. Думаю, что разговор с ним будет полезен. А. Луначарский. 16 января 1919 года».

В тот же день эта встреча состоялась. Свидетельствует Н.Н.Подъяпольский:

«Задавши мне несколько вопросов о военном и политическом положении в Астраханском крае, Владимир Ильич высказал одобрение всем нашим начинаниям, и в частности относительно проекта устройства заповедников. Сказал, что дело охраны природы имеет значение не только для Астраханского края, но и для всей Республики и что он придает ему срочное значение. … Вслед за тем он предложил мне составить к «завтрему» проект декрета об охране природы».

Итак, подготовленный по предложению Ленина проект декрета Совнаркома (он назывался «О государственном заповедании с научной или художественной целью участков суши, вод и недр земли» и, в частности, предусматривал, помимо заповедника в дельте Волги, создание ещё Солонцово-Степного заповедника) Н.Н. Подъяпольский незамедлительно представил Ленину, случилось это 17 января 1919 года.

Как пишет об этом Подъяпольский, в тот же день «через тов. Бонч-Бруевича я получил декрет обратно с указанием Владимира Ильича о порядке его проведения. Бережно относясь к молодому аппарату государственного управления, он указал, что проект декрета должен быть внесен в Совет Народных Комиссаров Наркомпросом».

Наркомпросом руководит А.В. Луначарский, который поддерживает Подъяпольского, но по злому року в это время покидает Москву. Н.Н. Подъяпольский вынужден действовать через заместителя Луначарского М.Н. Покровского. Аудиенцию у него удаётся получить только 1 февраля (то есть спустя 2 недели!). 4 февраля по этому же вопросу Подъяпольский делает доклад в Научном отделе Наркомпроса. Затем все материалы попадают в руки заместителя начальника Научного отдела Наркомпроса, астронома П.К. Штернберга и всё дело застопорилось.

Уже вернувшийся в Астрахань Н.Н. Подъяпольский тщетно ожидает издания декрета Совнаркома. В начале июня (!) Астраханский университет направляет на имя Луначарского жалобу на волокиту Научного отдела Наркомпроса. На её полях Луначарский пишет резолюцию:
«В Научный Отдел
Прошу вернуть мне этот проект с отзывом научного Отдела.
Прошу сделать это срочно.

Нарком Луначарский»

Однако эта конкретная резолюция на аппарат должного эффекта не возымела, проект декрета так и был похоронен в недрах Научного отдела, а Астраханский заповедник был создан в апреле 1919 года без всякого декрета Совнаркома, благодаря энтузиазму Н.Н. Подъяпольского и активной позиции губернских властей.

В том же году Н.Н. Подъяпольский переезжает в Москву и начинает работать в подразделениях Наркомпроса РСФСР (в научном отделе, затем – отделе охраны природы Главнауки). В 1924 году он принимает самое активное участие в организации Всероссийского общества охраны природы, став первым учёным секретарём ВООП.

Н.Н. Подъяпольский уделяет особе внимание пропаганде знаний о природе и её сохранению, включая проблематику заповедного дела. С 1924 по 1933 гг. из-под его пера выходит 30 книг и статей соответствующего содержания, в т.ч. на страницах популярного журнала «Охрана природы». Его позиция привлекла внимание одиозного партийного «философа-марксиста» Э. Кольмана, который в 1931 году на страницах журнала «Большевик» (орган ЦК ВКП (б)) в статье с характерным названием «Вредительство в науке» дал «отповедь» и Н.Н. Подъяпольскому:

«Не лишены особой «красочности» и контрреволюционные вылазки на страницах краеведческого журнала «Охрана природы», прячущие свое вредительское нутро под прикрытием борьбы с … вредителями в сельском хозяйстве (т.е. грызунами, вредными насекомыми и т.п.). В № 3 этого журнала Н.Под’япольский заявляет, что «сплошная распашка больших пространств, имеющая место в наших совхозах-гигантах и больших колхозах, может гибельно отозваться на этих же хозяйствах», потому что «исчезнут гнездящиеся по дуплам старых, негодных деревьев, иногда одиноко стоящих в полях, совы (питающиеся мышами)» (!). В № 7-8 передовая посвящена той же пропаганде. О чем мечтают журнал и группирующиеся вокруг него краеведы, видно из статьи «Последние дни Ямской степи», где выставляется требование об’явить степь заповедной. С глубокой меланхолией созерцая, как пустынная степь уступает «необ’ятным пространствам черной пашни», автор «смотрит вдаль» и вздыхает. «Первобытностью веет, и уносишься мыслями в доагрикультурное прошлое края». Вот именно «охрана природы» становится охраной от социализма».

К счастью, времена тогда ещё оставались относительно «травоядными» и на судьбе Н.Н. Подъяпольского этот выпад не отразился (да и Ямская степь в 1935 году все-таки была объявлена заповедной).

Н.Н. Подъяпольский скончался от туберкулёза 3 апреля 1934 года в Москве, не дожив до 52 лет. Комитет по заповедникам при Президиуме ВЦИК взял похороны на свой счет, а урна с прахом по ходатайству Всероссийского общества охраны природы перевезена в Астраханский заповедник и захоронена на его Дамчикском участке.

В 1969 году Совет Министров РСФСР своим решением (не отменённым и поныне) присвоил Астраханскому государственному заповеднику имя Ленина. А стоило бы присвоить этому заповеднику имя Н.Н. Подъяпольского. Чтобы помнили!

Печатные труды Н.Н. Подъяпольского