15 лет назад ушел Максим Григорьевич Синицын | Экспертный совет по заповедному делу

М.Г. Синицын (27.11.1956 – 01.12.2008) – зоолог, выпускник (и аспирант) кафедры биогеографии геофака МГУ им. Ломоносова, кандидат биологических наук («Анализ средообразующей деятельности и оценка местообитаний речного бобра с использованием дистанционных методов (на примере Ветлужско-Унженского полесья)», 1994).

М.Г. Синицын работал научным сотрудником Института эволюционной морфологии и экологии животных (Институт проблем экологии и эволюции) РАН им.Северцова, был исполнительным директором АНО «Международный институт леса» (детище замечательного лесовода, академика А.С. Исаева).

Но нерукотворный памятник себе Максим Григорьевич Синицын воздвиг не на ниве зоологических исследований, а как подвижник заповедного дела.

М.Г. Синицын был ключевым проектантом государственного природного заповедника «Кологривский лес», созданного в январе 2006 года. Год спустя для управления заповедником создано и одноимённое федеральное учреждение – его первым директором и был назначен М.Г. Синицын. Но просто сказать, что под его руководством был спроектирован заповедник – это не сказать ничего.

Не было бы Максима – не было бы и государственного природного заповедника «Кологривский лес», сохранившего в Костромской области уникальный массив коренных лесов южной тайги. Вопрос о создании этого заповедника прорабатывался с 1957 года, но безрезультатно, перекочевывая из одной программы в другую. И только невероятная целеустремленность и пробивная сила Максима Григорьевича позволила добиться успеха (к которому он шёл 10 лет). Максим не только возглавлял и собирал группу проектантов, деньги на проектные работы выбивал и добывал тоже он. И помощь со стороны правительства Нидерландов (и вообще российско-голландское сотрудничество по Кологривскому лесу) – это его заслуга.

М.Г. Синицын, посол Королевства Нидерландов в России Ян Паул Дирксе и министр природных ресурсов РФ Ю.П. Трутнев на торжественном открытии заповедника «Кологривский лес». 2006 год.

А ещё Максим шёл как таран, преодолевая все трудности на пути выбора участка будущего заповедника, его согласования с органами местного самоуправления и госструктурами Костромской области. Умный, обаятельный, коммуникабельный, целеустремлённый, обладающий массой полезных знакомств и связей, Максим Григорьевич весь свой потенциал направил на решение вопроса о создании заповедника. На заключительной стадии, уже в аппарате Правительства России возникла процедурная проблема – устранять её взялся именно М.Г. Синицын: больше никого не нашлось.

В истории отечественного заповедного дела есть ряд примеров, когда создание конкретной федеральной ООПТ – ключевая заслуга не органа власти, не группы специалистов, а конкретных энтузиастов. Академик В.Л. Комаров и Уссурийский заповедник, И.П.Шпиленок и заповедник «Брянский лес», О.В. Червяков и национальный парк «Водлозерский». М.Г.Синицын – один из таких…

Став же первым директором этого заповедника, Максим направил свою неиссякаемую энергию на решение вопросов становления заповедника и создания его материальной базы. Годы 2007–2008 – это тяжелые в финансовом отношении годы, ощутимый перелом начался позже. Но напористому и неугомонному Максиму, сразу выдававшему на-гора громадьё планов, отказать никто не мог…

Бурная кипучая деятельность Максима Григорьевича не лучшим образом сочеталась с его, на самом деле небогатырским, здоровьем. М.Г. Синицын скончался в возрасте 52 лет от сердечного приступа, прямо на школьном утреннике у маленького сына… Результат своей очередной победы на ниве заповедного дела – распоряжение Правительства России от 29.12.2008 года об образовании охранной зоны заповедника «Кологривский лес» на прилегающих к заповеднику земельных участках, он уже не увидел.

Приказом Министра природных ресурсов РФ Ю.П. Трутнева от 16 февраля 2009 года государственному природному заповеднику «Кологривский лес» присвоено имя М.Г. Синицына. Чтобы помнили!

А вскоре после кончины Максима теплые и замечательные слова о «Заповеднике имени Синицына» на страницах «Комсомольской правды» разместил Василий Михайлович Песков: Окно в природу: Заповедник «Кологривский лес» имени Максима Синицына.

К сожалению, в последнее время, вспоминая Максима Синицына, я вынужден вспоминать и творчество Чингиза Айтматова. Я уже высказывался на эту тему и повторюсь ещё раз.

О том, кто такие манкурты, больше знают люди в возрасте, те, которые вчитывались 40 лет назад в популярный тогда роман Айтматова «Буранный полустанок». Но все любопытные, если что – могут обратиться к услугам Википедии. Там и про появление термина, и про неологизмы – «манкуртизм» и т.п. «Манкуртизм – как форма исторического беспамятства».

Про манкуртов я вспоминаю, когда смотрю на содержание официального сайта ФГБУ «Государственный заповедник «Кологривский лес» им. М.Г. Синицына. Вот, к примеру, небольшой текст, посвященный знаменательной дате — «Заповеднику «Кологривский лес» — 15 лет!».

Для текста публикации у её авторов не нашлось ни слова о человеке, имя которого носит их учреждение – М.Г. Синицыне.

Впрочем, если на сайт зайдёт совсем уж дотошный и любознательный гость, который в поисковике наберёт слово «Синицын» — то он ознакомится ещё с трогательной (в хорошем смысле) новостной заметкой 2018 года о визите в заповедник сына М.Г. Синицына. Там немножко есть и об отце…

Я же не поленился зайти на сайт в раздел «История» (его, кстати, найти на сайте не так уж просто). Там М.Г. Синицын один раз упомянут:

«В 1999-2000 годах под руководством специалиста лесного дела М.Г. Синицына, при участии зоологов и лесоводов нашей страны и Нидерландов был спроектирован заповедник на территории в 59 тысяч гектаров с Кологривским массивом леса в середине и охранной зоной вокруг»ю

И – плохонькая фотография, где стоят 7 человек, в одном из которых знающий человек может опознать М.Г.Синицына. И всё… И сойдёт и так…

Худосочная информация об этом человеке в разделе «История» официального сайта учреждения, носящего его имя – следствие профессиональной несостоятельности лиц, ответственных за оформление и насыщение данного сайта. Но вот отсутствие упоминания о Максиме Григорьевиче в публикации, посвященной 15-летию заповедника «Кологривский лес», выглядит откровенно бессовестно. И, в первую очередь – со стороны руководства ФГБУ. Я так думаю.

Да хватит о манкуртах, они и в Африке манкурты…

Я ведь ещё не всё сказал о Максиме. Его деятельность в сфере охраны и изучения живой природы не ограничивалась одним лишь заповедником «Кологривский лес». Креативный и гиперэнергичный, он инициировал и дал старт реализации многих других проектов, начиная от проблематики формирования экологической сети Костромской области и кончая программы изучения гусей в заказнике «Кологривская пойма». А в 2007 году Росприроднадзор утвердил весьма важный (на тот момент) комплект методических рекомендаций по работе служб охраны заповедников и национальных парков, по организации научно-исследовательской и эколого-просветительской деятельности на их территориях. Все эти документы были подготовлены под эгидой Международного института леса, в рамках НИОКР, ставших возможным благодаря пробивной силе Максима Синицына и под его административным руководством.

Как же тебя, Максим Григорьевич, сейчас не хватает

Всеволод Степаницкий, сопредседатель МОО «Экспертный совет по заповедному делу»

М.Г. Синицын и Н.В. Моралева выдают участникам детского экологического лагеря Фонда «Дерсу Узала» свидетельства о прохождении полевой практики. 2007 год.М.Г. Синицын и Н.В. Моралева выдают участникам детского экологического лагеря Фонда «Дерсу Узала» свидетельства о прохождении полевой практики. 2007 год.

В заповеднике «Кологривский лес». Фото — А.Колотилина