Забытый охотовед Батурин | Экспертный совет по заповедному делу

В неформальный День заповедников и национальных парков, приуроченный к дате создания Баргузинского заповедника, самое время вспомнить ещё одного из ключевых его проектантов.

Как известно, в 1914 году Департамент земледелия (профильное подразделение Главного управления землеустройства и земледелия, одного из центральных органов исполнительной власти Российской империи) организует три крупные экспедиции для обследования ключевых районов обитания соболя, изучения соболя как объекта промысла и организации специальных соболиных заповедников. Первая, руководимая Г.Г. Доппельмаиром, на Байкал, вторая – в Саяны, под начальством Д.К. Соловьёва, третья, под руководством С.В. Керцелли, на Камчатку. Баргузинская и Саянская экспедиции приступили к полевым работам в 1914 г., Камчатская — осенью 1916 г.

Именно по материалам, представленным экспедицией Г.Г. Доппельмаира, 29 декабря 1916 года и был учреждён Баргузинский заповедник.

Сейчас, 110 лет спустя, отчётливо видно, насколько тщательно формировался состав этих экспедиций, которым предстояла длительная, кропотливая, тяжелая и небезопасная работа – людей случайных туда не брали.

Баргузинская экспедиция высадилась 1 июля 1914 года на Байкале в бухте Сосновка в составе Г.Г. Доппельмаира, К.А. Забелина, З.Ф. Сватоша, А.Д. Батурина, Д.Н. Александрова. Это были молодые и энергичные люди, старшему, Доппельмаиру – 34 года.

Д.Н. Александров, в силу обстоятельств, уже в конце августа покинул экспедицию. Имена Г.Г. Доппельмаира, К.А. Забелина, З.Ф. Сватоша вошли в историю отечественного заповедного дела (и отечественного охотоведения), их биографии достаточно известны. А вот про А.Д. Батурина как-то вспоминают редко. В связи с чем решил в сегодняшний памятный день проявить любопытство. И сходу кое-что удалось выяснить.

Анатолий Дмитриевич Батурин родился в 1888 году в Санкт-Петербурге. В состав Баргузинской экспедиции Департамента земледелия был зачислен в мае 1914 года. Для начала обратимся к воспоминаниям самого Г.Г. Доппельмаира.

Шелковников Е.А., знаменитый охотник и Батурин А.Д. (справа). Фото — Г.Г. Доппельмаира.

«13 июля Г.Г. Доппельмаир, К.А. Забелин и А.Д. Батурин выступили с вьючным караваном из 10 лошадей, проводником и двумя рабочими вдоль берега Байкала к северу к устью Большой речки, чтобы исследовать долину этой реки, которая намечалась как северная граница будущего заповедника.

В Сосновку К.А. Забелин и А.Д. Батурин вернулись 14 августа. В это время, когда на гольцах уже выпадает снег, пришлось подумать о выводе лошадей в город Баргузин сухим путем, причем наиболее целесообразным казалось воспользоваться перевалом из долины реки Томпуды и ее притока р. Топы в верховья реки Улюнной, впадающей в р. Баргузин, откуда идет дорога баргузинской степью до города. Пройти этим путем должны были К.А. Забелин и А.Д. Батурин, но перед выступлением К.А. Забелин заболел сильным приступом малярии; не имея возможности задерживаться дольше вследствие наступившей холодной погоды, А.Д. Батурин выступил 31 августа из Сосновки вдоль берега Байкала к северу, к устью р. Томпуды, прошел долиной этой реки и, перевалив уже по снегу Баргузинский хребет, 12 сентября был в долине р. Баргузина в улусе Дырен, а 17–го в городе Баргузине, сдав предварительно в с. Бодон лошадей буряту–подрядчику. Приняв участие в ликвидации дел экспедиции в летний сезон и заготовке необходимого для зимней кампании, А.Д. Батурин отбыл с последним пароходом 1 октября в Сосновку.

Так как работы участников экспедиции А.Д. Батурина, К.А. Забелина и З.Ф. Сватоша преследовали отчасти цели педагогического характера, то я полагал правильным предоставить каждому из них возможность принять участие в промысле соболя. Для этой цели в распоряжении каждого из практикантов, зимовавших в Сосновке, находились охотник–промышленник с собакой и приборами для ловли соболя (обмет, капканы), временно для помощи могли привлекаться местные тунгусы.

А.Д. Батурин работал в речных долинах более отдаленной северной части в р. Шангнанды и Урбыкане, изучая способ добычи соболя в кулемки и капканы. В январе же 1915 г., с наступлением более продолжительных дней, промышлял соболя обметом в рр. Керме и Бударман, причем ему удалось добыть в долине р. Кормы живьем самку соболя. Эта самка совместно с другим экземпляром, добытым по поручению экспедиции промышленниками, была помещена в Сосновке в специально отстроенное помещение для производства наблюдений.

Помимо изучения промысла соболя члены экспедиции занимались изучением и других промыслов, собиранием зоологического материала и знакомились с территорией в зимнее время. К.А. Забелин произвел в феврале и марте месяцах статистико–экономическое обследование тунгусов Подлеморско–Шемагирского рода и крестьянских селений долины р. Баргузина и побережья Байкала, отчасти при помощи А.Д. Батурина».

По завершению зимнего сезона начался новый этап экспедиции. Вспоминает Г.Г. Доппельмаир:

«А.Д. Батурин, выступив из Сосновки, 5 июля произвел описание северной части района, а именно систем рр. Кабаньей, Урбыкана, Ирингды, Шангнанды, Амнундакана, Томпуды, Ширильды и отчасти Фролихи. Этот район был посещен А.Д. Батуриным уже осенью 1914 г. Вернувшись в Сосновку, 17 сентября А.Д. Батурин был занят в Баргузине делами экспедиции и затем глубокой осенью прибыл в Петроград».

Итак, мы видим фигуру Анатолия Дмитриевича Батурина, самого младшего участника Баргузинской экспедиции, как человека, исключительно ответственно относящегося к порученному делу, способного к самостоятельной работе, в т.ч. в тяжелых полевых условиях, получившего бесценный практический опыт соответствующей экспедиционной деятельности, а также освоившего навыки  промысловой охоты. Следует отметить, что в фундаментальном печатном труде Баргузинской экспедиции «Соболиный промысел на северо-восточном побережье Байкала» (опубликован  в 1926 году), авторство главы IV «Соболь и соболиный промысел» принадлежит именно А.Д. Батурину.

Даже на фотографиях Батурина, сделанных в Баргузинской экспедиции, в его облике видна определённая лихость. Неудивительно, что новое дело в Департаменте земледелия А.Д. Батурину нашли безотлагательно: он назначен в состав Камчатской экспедиции по исследованию соболиного промысла и отбыл в июле 1916 г. на Дальний Восток.

Камчатская экспедиция под началом С.В. Керцелли началась, увы, слишком поздно – последующие политические потрясения не дали возможность завершить её с достойными итогами, присущими Баргузинской и Саянской экспедициям. Но один итог был, несомненно, достигнут: Дальний Восток приобрёл ещё одного высокопрофессионального исследователя, подвижника заповедного дела, охотоведа и натуралиста – А.Д. Батурина. Он работает в Управлении рыбными и морскими звериными промыслами Дальнего Востока, затем (с 1923 г.) – в Дальневосточном краевом управление рыболовства и охоты и государственной рыбной и пушной промышленности («Дальрыбохота»). Именно  в этих структурах в те годы трудился и знаменитый исследователь Дальнего Востока Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872 – 1930), ставший для А.Д. Батурина старшим товарищем и соратником.  

Владимир Клавдиевич Арсеньев

Сотрудники Дальрыбохоты. 1923 г. Во втором ряду 3-й слева — А.Д. Батурин, 4-й — В.К. Арсеньев.

В 1922 году А.Д. Батурин принимает участие (равно как и В.К. Арсеньев) в Первом съезде по изучению Уссурийского края в естественно-историческом отношении.  Съезд проходил в г.Никольске-Уссурийском с 18 по 22 апреля 1922 г. и собрал многих видных дальневосточных учёных и краеведов. Батурин делает три больших доклада: «О промышленном звероводстве», «О промысловой охоте на Камчатке» и «О заповедниках на Дальнем Востоке».

Участники Первого съезда по изучению Уссурийского края в естественно-историческом отношении. 1922 год Отмечен А.Д. Батурин. А во втором ряду (сидят) 5-й слева — В.К. Арсеньев.

Арсеньев вместе с охотоведом Батуриным подготовил проект Временного положения об условиях и порядке использования островов Дальнего Востока для промышленного звероводства и представил его в Наркомат внешней торговали СССР. В 1924 – 1926 гг. А.Д. Батурин возглавляет большую (19 чел.) научно-промысловую экспедицию на Шантарские острова, где его ближайшим помощником становится Георгий Джемсович Дулькейт (1896 – 1988), в дальнейшем – известный  зоолог, доктор биологических наук, многолетний сотрудник Алтайского заповедника и заповедника «Столбы». Коллекцию млекопитающих, собранную А. Д. Батуриным и Г. Д. Дулькейтом, научно обработал видный зоолог, профессор С.И. Огнёв, итоги этой работы в виде обширной сводки «Млекопитающие Шантарских островов» опубликованы в выпуске Известий Тихоокеанской научно-промысловой станции (Т.2, вып. 5, 1929 г.).

После окончания экспедиции А.Д. Батурин подготовил обстоятельный обзор современного состояния островного хозяйства Дальневосточного края, с которым выступил на Первой конференции по изучению производительных сил Дальнего Востока в 1927 г. Этот доклад А.Д. Батурина (а также его доклад о промысле китообразных и ластоногих в Дальневосточном крае) был опубликован в 4-м томе «Животный мир» трудов конференции «Производительные силы Дальнего Востока».

Дальнейший жизненный путь приводит опытного охотоведа Батурина в Москву, где он работает во ВНИИ пушного-мехового и охотпромыслового хозяйства Наркомвнешторга СССР. Здесь он и арестован московским ОГПУ 22 июня 1933 года и этапирован в Хабаровск.

А в Хабаровске вовсю разворачивалось полностью сфальсифицированное дело о изобличении «шпионско-повстанческой и вредительской организации», которой якобы изначально руководил никто иной, как В.К. Арсеньев, скончавшийся в 1930 году. По этому делу был арестован целый ряд учёных-естествоиспытателей и краеведов, в т.ч. и вдова Арсеньева, Маргарита Николаевна.   

29 мая 1934 г. А.Д. Батурин осуждён решением «тройки» при Полномочном представительстве ОГПУ Дальневосточного края по статье 58 ( пункты 6-7-11) УК РСФСР (приговор – «расстрел»).

Анатолий Дмитриевич Батурин реабилитирован посмертно 26 ноября 1956 года  определением Военного трибунала ДВО за отсутствием состава преступления.

Подготовил Степаницкий В.Б., сопредседатель МОО «Экспертный совет по заповедному делу»