«Умные не надобны, надобны верные!» | Экспертный совет по заповедному делу

Крылатая фраза братьев Стругацких как символ кадровой политики Минприроды России на ниве заповедного дела.

Немного о нижеуказанной личности.

Гришенков Виктор Анатольевич. 52 года. Дипломированный лесовод, окончил Московский государственный университет леса (и очную аспирантуру при нём).  В 1998 году защитил диссертацию по теме «Культуры кедра сибирского в Нечерноземном центре Европейской части России». Кандидат сельскохозяйственных наук. С 1998 года работал в национальном парке «Угра» (Калужская область) в должности главного лесничего, а с 6 августа 2013 года (и по настоящее время) является директором этого национального парка. Заслуженный эколог Российской Федерации. Президент Ассоциации заповедников и национальных парков Северо-Запада России. Член МОО «Экспертный совет по заповедному делу». В профессиональной среде имеет устойчивую репутации высококвалифицированного специалиста, опытного руководителя и подвижника территориальной охраны природы. Среди наиболее известных и успешных начинаний Гришенкова В.А. в национальном парке «Угра» –  восстановление  широколиственных лесов и  реинтродукция европейского зубра.

И вот весной с.г. Минприроды России направило комиссию с целью проверки соблюдения директором ФГБУ «Национальный парк «Угра» Гришенковым В.А. ограничений, запретов и обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции.

Сурово – но и справедливо, коррупции – бой! Для понимания: на тот момент в ведении Минприроды России – 134 ФГБУ, осуществляющих управление заповедниками и национальными парками. Ну как тут объять необъятное? Стоит предположить, что для таких проверок выбираются самые подозрительные в части коррупции директора ФГБУ. Вот дошла очередь и до Гришенкова.

15 марта Гришенков В.А. был уведомлён о начале проверки в отношении него, а  24 марта уже представил письменные пояснения по существу проверки.

Последующие 40 дней министерские борцы с коррупцией, по всей вероятности, изучали представленные Гришенковым пояснения. И вот – результат: 

5 мая 2023 г. Гришенкова В.А.  ознакомили с текстом доклада об итогах работы комиссии, адресованного министру природных ресурсов и экологии РФ Козлову А.А. Обстоятельный такой доклад, аж на 10 листах. Читаешь его – и отчётливо ощущаешь, что в министерстве борьба с коррупционерами поручена могучим и беспристрастным профессионалам  кому-то очень нужно сделать должность директора ФГУ «Национальный парк «Угра» вакантной. Потому как ощутить при этом что-либо иное нет никакой возможности!   

Итак, какие же «злодеяния» в части соблюдения ограничений, запретов и обязанностей выявили министерские борцы с коррупцией? Желающие смело могут обратиться к подлинному тексту документа, но учитывая, что он написан языком малочитабельным, предлагаем обобщенный перечень:

  1. У Гришенкова В.А. есть жена. Этот важный момент в докладе министру подписанты сочли необходимым отразить дважды («в ФГБУ «Национальный  парк «Угра» осуществляет трудовую деятельность его супруга Чаплина Ю.А. …» (стр.1), «Гришенков состоит в браке с Чаплиной Ю.А… (стр.5).
  2. Последние 6 лет Чаплина Ю.А. работает в должности главного экономиста финансового-экономического отдела ФГБУ. А сей отдел подчинён непосредственно заместителю директора ФГБУ. И тут на пути борцов с коррупцией встаёт юридическая стена: Чаплина в непосредственном подчинении своего супруга не находится, соответственно никакого нарушения запрета, установленного п.4 постановления Правительства РФ от 05.07.2013 г. № 508, в её назначении на эту должность нет. Что вынуждены в докладе (на стр. 5) признать и борцы с коррупцией.  Но не тут-то было, старого воробья на мякине не проведёшь!

И «старые воробьи» начинают в докладе на имя министра демонстрировать запредельное усердие и шедевры логики:

— излагают цель ограничений, установленных п.4 упомянутого постановления Правительства (нет, в самом постановлении никакие цели не перечисляются, это они излагают свой понимание вопроса);

— опираются на формулировку, содержащуюся в Большом бухгалтерском словаре (цитируют, Карл, Большой бухгалтерский словарь в докладе министру!);

—   изучают (как могут)  должностную инструкцию главного экономиста и Устав ФГБУ; 

—  и, бинго!  – выдают на-гора искомую обтекаемую формулировку, из которой (при желании) можно сделать вывод (видимо, по их замыслу этот вывод должен сделать министр), что имеет место быть некое дублирование полномочий директора и главного экономиста Чаплиной Ю.А., а раз так, то как указано в докладе — налицо «правовая коллизия, заключающаяся в снижении ограничительного воздействия указанного запрета для лиц, состоящих в близком свойстве (браке)  и осуществляющих совместную трудовую деятельность».

Доводы, представленные Гришенковым В.А. (в письменном виде) о натянутости данного вывода, а также призывающие борцов с коррупцией оторваться от чтения Большого бухгалтерского словаря и ознакомиться с содержанием п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 № 19, впечатления на проверяющих не произвели – нечего, мол, нас учить как коррупцию искоренять.

3. Но правовая коллизия коллизией, только её самой по себе недостаточно – надо, чтобы в связи с ней директор Гришенков ещё чего-то совершил. И вот –  на тебе! –  он не соизволил проинформировать Минприроды о потенциальном конфликте интересов, а там и не ведают, что жена Гришенкова трудится в должности главного экономиста.  

Доводы, представленные Гришенковым В.А. (в письменном виде) о том, что эта информация неоднократно (!) направлялась в Минприроды России в 2016 году (в рамках рассмотрения трудовых споров по жалобам одного бывшего работника ФГБУ) впечатления на проверяющих не произвели — и то верно, 7 лет назад нынешних борцов с коррупцией здесь не стояло, да и больше у сотрудников министерства дел нет, как вчитываться в послания директоров ФГБУ.

4. С особой тщательностью проверяющие изучили материалы о доходах Гришенкова В.А. и его супруги, представленные им в установленном порядке в Минприроды России. И, чтобы вы думали –  утаил директор часть сведений! Всё, попался голубчик! Посудите сами:

Гришенков не представил сведения:

— о получении неслабого дохода – 16 тыс. рублей в виде выплаты от Минприроды Калужской области (за участие в качестве эксперта при проведении государственной экологической экспертизы);

— о владении его супругой автомобилем Maybach  УАЗ 3909, (более известный, как «буханка»), причём довод, представленный Гришенковым (в письменном виде) о том, что согласно договора купли-продажи от 03.08.2016 (!) данный УАЗ передан на запчасти новому владельцу, который, по всей видимости, не снял его с регистрационного учета, борцами с коррупцией, по традиции, оставлен без внимания;

— о получении его супругой дохода  в виде процентов по вкладу в Национальном банке Лихтенштейна двух единовременных выплат на детей общей суммой 20 тыс. рублей;

— да всё ясно, натуральный коррупционер!

5. Надо отдать должное борцам с коррупцией, проявивших на пути изобличения Гришенкова В.А. завидную бдительность. Так, в докладе на имя министра они сочли необходимым отметить, что «Гришенков В.А. является президентом Ассоциации заповедников и национальных парков Северо-западного региона». И, при этом, в декларации за отчётный период 2021 года «возможно, не представил сведения о доходах, полученные (ну так уж написано – «полученные», а «не полученных», они же борцы с коррупцией, а не лингвисты) от участия в названной организации».

Возможно, не представил, Карл! «Возможно, не представил» – это они в докладе министру пишут! «Возможно, не представил» – это они пишут после 10 дней проверки! «Возможно, не представил» – это они пишут после полученного разъяснения Гришенкова В.А. о том, что пребывание на посту президента этой Ассоциации не предполагало и не предполагает получение какого-либо денежного вознаграждения! Знамо дело, лучше перебдеть, чем недобдеть: настоящие борцы с коррупцией, у таких — мышь не проскочит!

6. И, наконец, уличили Гришенкова В.А. и в том, что он, как руководитель, обязан принимать меры по недопущению любой возможности возникновения конфликтов интересов в вверенном учреждении, а он это требование надлежаще не исполняет. В качестве примера (единственного) такого ненадлежащего исполнения приведён имевший место конфликт интересов между заместителем директора Скосаревым и работникам ФГБУ Казанниковым, о необходимости устранения которого год назад и было направлено в ФГБУ представление природоохранной прокуратуры.

Разумеется, и на этот раз разъяснения, представленные  Гришенковым В.А. (в письменном виде) о том, что вышеназванное представление прокуратуры было в установленный срок рассмотрено Учреждением с участием Калужского межрайонного природоохранного прокурора и что при совместном с прокуратурой рассмотрении представления установлено, что никакого возникновения конфликта интересов не имело место, во внимание министерскими борцами с коррупцией приняты не были (а иначе что министру-то докладывать?).

И это всё. Других злодеяний в деятельности директора национального парка «Угра» Гришенкова В.А. борцы с коррупцией не обнаружили. Как та беговая лошадь из анекдота – «Извини, не шмогла…».

Но и после ознакомления Гришенкова В.А. с текстом доклада на имя министра, министерские борцы с коррупцией взяли паузу – аж на неполные 3 месяца (руководствуясь старинным чиновничьим принципом – «документ должен вылежаться»). Но 27 июля с.г. собрали в Москве заседание министерской Комиссии по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов, вызвали туда Гришенкова В.А., заслушали «персональное дело» и приняли эпохальное решение: рекомендовать руководству Министерства уволить Гришенкова В.А. Подавляющим большинством голосов приняли. Как там у Галича: «Мы  поименно!  вспомним всех, кто поднял руку!».   

А уж как они буду воплощать своё решение в жизнь – просто возьмут да порекомендуют или ещё и приложат позорный, мелкотравчатый доклад с высосанными из пальца «аргументами» – им виднее.

Но напрашиваются три вывода:

Во-первых, нужно, ой как нужно кому-то освободить должность директора ФГБУ «Национальный парк «Угра». Пусть даже таким несуразным способом, когда все его «упущения» по совокупности тянут на добротное устное замечание.

Во-вторых, нужна, ой как нужна в федеральном природоохранном органе полноценная структура по борьбе с коррупцией. Которая, к примеру, могла бы вникнуть в историю вопроса с травлей директора национального парка и выяснить – «кому это выгодно».

В-третьих, в истории отечественного территориальной охраны природы есть целый ряд примеров, когда самым подлым и бессовестным образом увольняли блистательных, деятельных, заслуженных, высококвалифицированных и бесконечно преданных заповедному делу руководителей заповедников и национальных парков (в дальнейшем имена некоторых из них присваивали государственным заповедникам, а некоторых ещё присвоят). Похоже, что инициаторы и исполнители травли Виктора Анатольевича Гришенкова жаждут вхождения этого неприглядного эпизода в историографию нашего заповедного дела. Чтобы потомки знали и помнили.